Немного о православном экстремизме

Экстремизм… Интересное слово. Обычно оно ассоциируется с политикой и обозначает приверженность крайним взглядам и использованием крайних мер в достижении этих взглядов. Обычно эти меры выражаются в виде применении силы, агрессии, терроризма, разжигания розни. И сама по себе экстремистская деятельность направлена на насильственное изменение основ и правил жизни общества.

Последнее время, когда говорят об экстремизме, очень часто мелькает такая религия как ислам. Остальные религиозные направления, как бы, считаются не на столько агрессивными и с экстремизмом не ассоциируются.
Но события последнего года начинают наводить на мысль, что не все так просто, как кажется. Несколько примеров:
Новосибирск. Директор Новосибирского театра оперы и балета Борис Мездрич уволен со своей должности после скандала с постановкой оперы Вагнера «Тангейзер». Причина – протест православных активистов против постановки в театре оперы Вагнера «Тангейзер» в современной интерпретации, по которой главный герой представлен в роли режиссера, снявшего фильм о неизвестной греховной жизни Христа.
Москва. 4 июля 2015 года. На концерте, проводимом радиостанцией «Серебряный дождь» в честь своего юбилея, прихожане и настоятель, расположенного рядом с местом проведения концерта, храма Благовещения Пресвятой Богородицы врываются на территорию места проведения концерта, захватывают сцену и срывают сам концерт. Причина – звук музыки концерта мешает прихожанам совершать богослужение.
Москва. 14 августа 2015 года. Представители православного движения «Божья воля» разгромили в «Манеже» выставку «Скульптуры, которых мы не видим». Часть экспонатов испорчена. Причина – выставка является «порнографическим кощунством, страшным глумлением над Иисусом Христом, Богородицей, святыми».
Эти примеры не исчерпывающие, но очень ярко характеризующие попытки православной церкви и ее адептов активно влиять на общество, навязывая свои взгляды и воззрения на культуру и общество. При том, что одним из основополагающих принципов христианства является принцип: «Возлюби ближнего своего», все это приводит к тому, что все чаще начинает возникать ощущение, что он начинает трансформироваться в другой принцип: «Ближний должен быть таким же как я». И быть не просто таким же как этот православный активист, но и верить как он, вести себя как он и… И молиться одному богу.
Другим настораживающим моментом этих действий становится агрессивное поведение тех, кто совершает эти действия. Они стараются силой изменить общественное мнение, продавит его агрессией и напором. А не есть ли это признаки экстремизма?
Каждый раз, когда возникают такие громкие скандалы, как в том же Новосибирске, каждый раз звучат слова о том, что были нарушены права верующих. И возникает законный вопрос: а какие права были нарушены? А как определить степень нарушения этих прав? А чем человек может доказать, что он верующий и верующий именно по той конфессии, о которой заявляет? А права не верующих не нарушены? Почему нарушение (?) прав малой группы людей должно приводить к ограничению прав остальной группы населения? Почему от имени всех верующих выступают только отдельные лица? Т.е. остальные верующие не считают, что их права нарушены?
В общем, вопросов много, а вот ответов на них нет. И боюсь, что еще долго не будет. А православная церковь тем временем снова и снова будет навязывать гражданам нашей страны свои церковные воззрения на действительность и происходящее вокруг нас. И далеко не всегда это будет делаться мирным путем, проповедью и молитвой. И примеры «Серебряного дождя» и выставки в «Манеже» не будут последними. И, как следствие, уровень православного экстремизма будет расти и шириться.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Составьте правильно выражение * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.